Сегодня в нашей рубрике #legaltalks интервью с директором по маркетингу компании Asters Викторией Есауленко. Мы с Викторией встретились в офисе фирмы с шикарным видом на Киев. Как всегда, Виктория много шутит, в шутку упрекает меня в том, что начал интервью не с того вопроса, который был в предварительном списке, показывает нам художественную галерею картин в офисе компании и обсуждает возможность того, что именно мои картины следующие будут в их галерее.

— Давай начнем с самого начала: почему юридический маркетинг и как ты попала в Asters?

— По блату J Это и в самом деле так: мне позвонила моя кума и предложила отправить резюме на открытую у них вакансию. Процесс получения должности был достаточно долгим, но морально простым. Я сразу влюбилась в вид из окна в офисе, но по иронии судьбы 4 года в моем кабинете не было окон. Решающим в выборе работы стало собеседование с управляющим партнером – Алексеем Дидковским, которое мне понравилось настолько, что кажется, что это я за нас двоих решила, что хочу работать именно здесь.

— Ты сама по себе очень творческий человек. Не тяжело ли тебе в юридическом бизнесе? Насколько он позволяет раскрыть, или же наоборот, ограничивает твой творческий потенциал?

— Ну смотри, у меня заняло достаточно много времени чтобы доказать своим работодателям тот факт, что я могу работать в этой сфере и самостоятельно смогу решать, что и как лучше сделать для продвижения компании. Но специфика юридического маркетинга в том, что он очень рамочный: все делается по уже определенным алгоритмам. Здесь абсолютно нет необходимости раскрывать прямо таки ВЕСЬ свой творческий потенциал, ты просто должен делать то, что от тебя требуется. Поэтому для полного раскрытия своего творческого потенциала я использую другие сферы моей жизни.

Все знают, что компания Asters 7 лет занимала первое место в рейтинге ТОП-50 юридических компаний Украины. Дают ли такие рейтинги что-то самим компаниям или это просто способ похвастаться перед другими?

— 6 лет, на седьмой год мы стали вторыми после Baker McKenzie, и на самом деле это честь быть следующими после этого гиганта юридического рынка на глобальном мировом уровне.

Я очень хорошо отношусь к рейтингам, несмотря на то, что участие в них занимает массу времени и сил. Мы в Asters очень ответственно подходим к тому, в каких рейтингах стоит участвовать, а в каких нет, так как это очень влияет на репутацию фирмы.

На самом деле много клиентов приходят к нам именно по итогам публикаций результатов рейтингов, потому что как ни крути, но рейтинг – это вид рекомендации, особенно для регионального бизнеса (а на международном уровне Украина, к сожалению, не является ключевым рынком). Представителю бизнеса уже не нужно проводить исследование и искать, какая компания лучше представит его интересы, все уже сделано за него. Он просто открывает рейтинг, выбирает несколько фирм, соответствующих его требованиям, связывается с ними и принимает решение Так экономятся ресурсы — и временной, и человеческий.

Я думаю, что отрицательно к рейтингам относятся лишь те, кто сами не попали в них.

Постоянно быть в ТОП-50 – значит постоянно быть в напряжении, поддерживать поставленную самим собой планку. Что помогает тебе выжить среди этих акул юридического бизнеса?

— Знаешь, еще до начала работы в Asters я прошла очень хорошую школу в театральной студии «Черный квадрат». Это было жестко, возможно где-то даже жестоко, но мне кажется именно эта школа научила меня правильно вести коммуникацию с юристами и приспосабливаться. Причем приспосабливаться не в ущерб своим интересам, а с достижением win-win результата.

— Давай не будем больше о юриспруденции, поговорим о тебе лично. Что для тебя социальный капитал?

— Я думаю, что социальный капитал как понятие еще не существует в Украине. Его составляющие так или иначе скомпрометированы в нашей стране: социальные нормы не существуют в принципе, социальные связи – коррупционны, доверия населения к власти нет. Поэтому социальный капитал у нас индивидуален, каждый выстраивает его сам. Лично для меня социальный капитал – это выстраивание доверительных отношений, поэтому я всегда очень стараюсь делать то, что обещала и не нарушить доверие человека ко мне.

— Ты достаточно публичный человек. Зачем тебе эта публичность? Слава? Деньги? Для чего ты идешь в эту публичную сферу?

— Мне не нужна публичность, как слава или как способ зарабатывания денег. Мне нравится заниматься тренингами, меня интересует мое личное развитие в качестве тренера по коммуникациям, маркетингу и связям с общественностью.

В какой то степени это мой способ доказать себе, что я могу быть полезной людям, мой путь реализовать потребность отдавать.

Я не веду эту деятельность исключительно для получения денег. Я давно пришла к пониманию, что денег не нужно много, их нужно достаточно, ведь это всего лишь инструмент для удовлетворения твоих потребностей. Они не принесут тебе счастья и ты не ощутишь их ценности, если они были получены вследствие чего-то, что не приносит тебе внутреннего удовлетворения.

Поэтому моя публичность – мой способ приносить пользу. Все остальные ее проявления – вторичны.

— Если деньги – всего лишь инструмент, от чего же тогда зависит уровень благосостояния человека?

— Исключительно от его желания. Если человек четко видит свою цель и идет к ней – он будет успешен ровно на столько, насколько сам того пожелает. Давно поняла, что работать надо не за деньги, а за идею, занимаясь тем, что любишь. Деньги станут просто обязательным сопутствующим результатом.

— Что для тебя здоровье и спорт? Важна ли эта сфера в твоей жизни?

— Долгое время я была активным велотуристом и участником велосипедного движения. Чтобы ты понимал, именно я придумала и организовала первые велодни в Киеве. К сожалению, после серьезной автомобильной аварии 2010 года мне пришлось пересмотреть свои физические нагрузки, поэтому сейчас велосипед – это уже не серьезное хобби, которое занимает все выходные в сезон и многие утра и вечера, а просто «немного солнца в холодной воде» (с) для удовольствия. Каждый свой день я начинаю с пробежки в Голосеевском парке, но, опять-таки, не для результата, а в удовольствие. Люблю бег, но без всех этих марафонов и толпы вокруг. Кстати, мне кажется, что у меня даже день как-то неправильно идет, если утром я не выйду на пробежку.

— Не могу не задать этот вопрос, так как сам попадал в автомобильную аварию. После аварии Есауленко – другая?

— Возможно, но это произошло не сразу. Очень долгое время я искала ответ на вопрос «зачем»: зачем я осталась? Несколько лет назад пришло принятие этого факта и понимание, что уж если я осталась – это должно быть нужно хотя бы мне самой и я должна приложить максимум усилий, чтобы это стало нужно кому-то еще. И стала работать с этим. Наверное, именно тогда я ощутила потребность приносить пользу и пошла в тренеры.

— Есть ли в этом мире Бог и как ты к нему относишься?

— Сама по себе я очень верующий человек, хоть и не особо воцерковленный, потому что мне кажется, что, к сожалению, через церковь религию и понимание Бога превратили в инструмент управления массами.

Бог есть, я это знаю точно. А вера — и это то, что ведет тебя по жизни, и если ты принимаешь эту веру в себе – ты больше не суетишься и двигаешься по своему пути с уверенностью в том, что все будет хорошо.

— И последний мой любимый вопрос: кто такая Виктория Есауленко?

— Боевой кузнечик юридического маркетинга. Маркетинг в действии, так сказать

Смотрите полное видео интервью: