Мне пришло письмо от молодого юриста: «Я часто сталкиваюсь в судах своего региона с полным игнорированием юристов как участников процесса, иногда думается, что юрист это человек просто для соблюдения законодательной нормы! Иногда даже руки опускаются, но держит только чувство профессионального долга перед доверителем». Подобное эмоциональное состояние, думаю, знакомо каждому юристу, по крайне мере я его испытал на себе. Концептуализировать это состояние можно фразой: «Я пустое место». И знакомо оно не только «частным» юристам, но и другим участникам уголовного процесса: судьям, прокурорам, следователям.

Я могу дать совет всем тем, кто стоит сейчас на грани разочарования в своей юридической профессии. Я знаю, что им не хватает, потому что этого в своё время не хватало и мне – это возможность быть влиятельным. Влиятельным, значит убедительным. Можно ли юристу стать убедительным? Безусловно! Этому искусству посвящено одно из самых сильных направлений в образовании – риторика. Риторика, по словам Аристотеля это: «возможность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета»1. Очевидно, что юристы забыли это искусство и этой забывчивости есть свои причины.

[1] Аристотель, Риторика. Перевод Н. Платоновой. Античные риторики. М., 1978.

Первая причина, это убеждение в том, что риторические доводы не воздействуют на профессионалов. Дескать, красноречие – это для обывателей-присяжных, а у нас-то российский суд в основном состоит из профессиональных судей. Но это миф. Риторика – это красноречие. А все юристы владеют речью и именно посредством этой речи они мыслят, а значит, и составляют свои суждения. Умение оперировать речью – это умение убеждать любого человека, в том числе и юриста-профессонала.

Вторая причина, некоторая научность риторики. Большинство практикующих юристов не видят, как риторические навыки помогут им в своей профессиональной деятельности. Для того чтобы это увидеть, необходимы специальные связки, помогающие перелицевать теоретические постулаты на язык практикующих юристов.

Третья причина — это убеждённость в том, что риторика действует только на большие аудитории. А подобные случаи в современном уголовном процессе сильно ограничены. Но риторика – это искусство убеждения. При этом принципиально не важно скольких слушателей ритор одновременно убеждает, двенадцать или одного. Риторика помогает и при убеждении в формате тет-а-тет.

Весь уголовный процесс, это процесс, регламентирующий юридическую речь, и без риторических навыков он останется пустой оболочкой, причиной разочарования в профессии, как это ни парадоксально, самых интеллектуально развитых юристов. Эта статья призвана продемонстрировать полезность юридической риторики для юристов, специализирующихся в уголовном процессе.

Целеполагание в речи юриста

«Зачем ты это говоришь?» — иногда хочется спросить у юристов не только в ходе судебного заседания, но и на стадии следствия. У российских юристов особенно у адвокатов чётко слышится следующая установка: «Говори что угодно, лишь бы это звучало напористо». Но речь без цели – это болтовня. Не стоит удивляться, что эта речь ни к чему не приводит. Эта речь и не рассчитана на результат, так как у её автора нет цели.

О том как важно юристу в уголовном процессе понимать цель своей речи иллюстрирует следующий кейс. Клиент адвоката не признаёт свою вину. Основываясь на этом обстоятельстве, защитник и строит свою речь. Однако адвокат понимает, что шанс на оправдательный приговор крайне мал и потому включает в свою речь упоминания об обстоятельствах, смягчающих вину своего доверителя. Эта классическая риторическая дилемма о двух целях. С одной стороны адвокат говорит о невиновности своего клиента, с другой, говоря о смягчающих вину обстоятельствах, фактически признаёт его вину. В риторике существует ответ на вопрос: «В каких случаях ритор вправе ставить перед собой две цели»? Но не каждый практикующий адвокат знает этот ответ.

На этот, а так же ещё на ряд важнейших вопросов, как то: «цель и ценность», «цель и средства», «коллизии цели юриста и цели клиента», «общность цели участников уголовного процесса» и даются ответы в разделе целеполагание.

Юридический топос

Топос – это общее место, только идентифицировав которое можно убедить своей речью в чём-либо. Юристы часто не понимают, почему их не понимают не только «обыватели», но и их братья-юристы. Почему большинство юристов не могут найти «общего языка» со следователем, прокурором, судьёй, адвокатом? А потому, что они не позаботились предварительно подумать об их общем топосе. Топос, это общие ценности говорящего и слушающего. Часто юристы-ораторы не идентифицируют не только чужие, но и свои ценности, которые лежат в основе топоса. А ведь жизненно важно, например, знать, что является ценным для председателя судебного заседания. В качестве примера идеально подобранного топоса, служит судебная речь присяжного поверенного Ф.Н. Плевако.

Русский помещик уступил крестьянам часть своей земли, никак это юридически не оформив. Через несколько лет он передумал и отобрал землю обратно. Возмущённые крестьяне устроили беспорядки. Их отдали под суд. Жюри присяжных состояло из окрестных помещиков. Весь процесс адвокат Ф.Н. Плевако молчал, а в конце потребовал наказать крестьян как можно более строго.

— «Зачем»? — не понял председательствующий судья.

— «Чтобы навсегда отучить крестьян верить слову русского дворянина»! – ответил адвокат.

В этом кейсе адвокат идентифицировал важнейший топос той социальной общности, из которой были отобраны присяжные заседатели – честь русского дворянина. Применив его, он добился нужных для себя результатов. А ведь у российских юристов существует свои профессиональные топосы. Если убеждающий их знает, он может найти общий язык с любым из них.

Тезисы юридической речи

Тезис – это утверждение, которое обосновывает юрист. Довольно часто в речах российских юристов тезиса нет. Видно, например, что адвокат убедительно говорит, жестикулирует, повышает эмоциональный фон аудитории, но непонятно, что он хочет. Это значит, в его речи отсутствует тезис, а значит, его речь пуста.

В уголовном процессе тезис назван «обстоятельством, подлежащим доказыванию». Согласно ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ, существуют четыре основных тезиса которым, соответственно, противостоят четыре антитезиса: было – не было, виновен – невиновен, хороший – плохой, наказуем – ненаказуем. Одной из самых распространённых ошибок при постановке тезиса – это жадность. Часто юрист пытается обосновать сразу несколько тезисов. Подобная ситуация красноречиво описана в следующей притче. Одна женщина взяла у соседки горшок и вернула его с трещиной. В суде она заявила что: она вернула горшок целым; когда она его брала, он уже был треснутый; она его вообще не брала.

Подобное «наваливание» тезисов кучей, весьма распространено и даже не идентифицируется в качестве ошибки. В качестве других ошибок юристов связанных с тезисом можно выделить: «очевидность тезиса», «размытость тезиса», «сужение тезиса», «расширение тезиса», «подмена тезиса», «потеря тезиса».

Аргументы юридической речи

Аргумент (лат. Argumentum) – это буквально довод, доказательство. Доказательство – это одна из основ уголовного процесса. Тезис участника процесса ничтожен без аргумента. Это всего лишь мнение, которое мало кого интересует. Риторическое искусство даёт нам богатейший набор аргументов, указывает то, что делает аргумент веским или слабым. Знают ли об этом российские юристы, специализирующиеся в уголовном судопроизводстве? Наша практика показывает, что немногие.

Аргументы в уголовном процессе называются доказательствами, а последние определяются посредством термина «сведения». Этимологический разбор слова «сведения» явно указывает нам на знания (ведать – это знать). То есть аргументы для участников уголовного процесса это то, что они узнают в ходе самого этого процесса. Эти знания становятся для них истиной. В свою очередь соединение этой истины с тезисом и даёт процессуальный результат (осуждение или оправдание). Например, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ алиби – это нахождение подозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте. Алиби – это аргумент к тезису «подозреваемый (обвиняемый) невиновен».

Сам уголовно-процессуальный кодекс РФ в ст. 74 указывает на пять видов доказательств (аргументов) и оставляет возможность участникам процесса предоставлять и другие аргументы. С позиции же риторики, в ст. 74 представлено всего лишь два вида аргументов (в риторике выделяются не менее десяти). Парадоксально, но один из них, он упоминается в ст. 74 четырежды, чётко идентифицируется в российской культуре в качестве слабого аргумента.

юридический бизнес

«Железные» аргументы

Это аргументы, которые были выделены риторикой в качестве сильных аргументов и обозначаются они как ad rem – аргументы к сути дела. Один из них указан в ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса – это вещественные доказательства. Эти аргументы называются de facto. Но даже аргументы к факту необходимо уметь «подать» слушателю. В противном случае даже этот «железный» аргумент не будет убедительным. Так же необходимо учитывать значение ст. 17 Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой «Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы». То есть абсолютно «железных» аргументов в уголовном процессе не существует.

Второй существующий в риторике «железный аргумент» – это логика. Как часто о нём забывают, а ведь этот аргумент самый логичный. Приведём пример аргумента к логике, на примере уже рассмотренного нами понятия «алиби» с использованием категорического силлогизма.

Первая посылка: «Иванов во время убийства находился в другом городе».

Вторая посылка: «Человек не может находиться в двух местах одновременно».

Вывод: «Иванова не было на месте преступления».

Логика – это основа современной человеческой цивилизации. Её правила «загружаются» в наше сознание с детства вместе с языком. Кто владеет правилами логики рационально, то есть может их идентифицировать в своей юридической практике, у того в руках весомый инструмент для аргументации. Перечислим лишь некоторые проблемы, которые возникают у юристов на почве логики: «оспоримая посылка», «отсутствие связи между посылкой и выводом», «недостаточность оснований». Приведём пример использования категорического силлогизма с оспоримой посылкой:

Первая посылка: «Иванов был судим за кражу».

Вторая посылка: «Судимые за кражу совершают кражи повторно».

Вывод: «Иванов совершил и эту кражу».

Часто в речи для того, чтобы замаскировать оспоримую посылку, она опускается, становясь энтимемой, то есть домысливается слушателем. Произноситься следующая фраза: «Иванов совершил эту кражу (вывод), потому что он уже был судим за кражу (первая посылка)». Опускается оспоримая посылка: «Судимые за кражу совершают кражи повторно».

Третий «железный аргумент» синтетический и обозначается нами как юридический аргумент. Это обращение к законодательству. Однако этот аргумент является железным только по отношению к обывателю и неквалифицированному юристу. Для этой категории адресатов речи любая ссылка на закон в подтверждении своего тезиса, является абсолютно убедительной. Но не всё так просто с юридическим аргументом для квалифицированного юриста. Здесь под квалифицированным юристом понимается тот юрист, который обладает компетенцией герменевтического анализа, в теории права это называется компетенцией толкования права. И в этом случае к юридическому аргументу необходима интерпретация, то есть обоснование того, что ваше понимание юридического текста является верным.

Аргументы к человеку.

Это вторая группа аргументов и она традиционно в риторике обозначается как ad hominem. Риторика советует совмещать в убеждающем артикуляционном акте два вида аргументов ad rem и ad hominem. Дело в том, что «железные аргументы» слишком жесткие, а как говориться «сухая ложка рот дерёт».

Арсенал аргументов к человеку довольно велик. Например, Уголовно-процессуальный кодекс делает упор на такой вид аргументов, как «аргумент к авторитету». Ведь показания обвиняемого, свидетеля, эксперта – это всё аргументы к авторитету.

В юридической практике чётко идентифицируются такие аргументы, как: аргумент к жалости, аргумент к невежеству, аргумент к силе. Каждый из этих аргументов обладает сильной и слабой стороной и это важно знать тому, кто пользуется подобными аргументами, так и тому, кто призван их оспорить.

Полемика.

Невозможно переоценить ценность риторики для юриста в ходе полемики. Полемика, буквально с древнегреческого переводится как война, это искусство отстаивания своей позиции и разрушение позиции оппонента. Здесь, как и в военном искусстве есть свои правила и хитрости. Например, мало кто из юристов знает, что мишенью для удара может служить: тезис, аргумент, связка тезиса и аргумента, поддержка, иллюстрация. Например, адвокат может выбрать несколько вариантов «нападения» на обвинителя. Если он будет говорить о том, что у его клиента есть алиби, это нападение на тезис. Если он будет говорить, что доказательств вины его доверителя нет, это нападение на аргумент. Если адвокат говорит, что приведённые доказательства не имеют отношения к делу, это нападение на связку между тезисом и аргументом и т.п.

Важная часть полемики в уголовном процессе – это речи сторон (прения). И здесь юристы стараются изобрести велосипед. Например, риторам известно, что убеждающая речь должна длиться не более пяти минут. А что делают наши отечественные Цицероны? Часами издают какие-то звуки в суде. Не случайно все социальные сети облетело видео спящего на прениях судьи. Это явный маркер того, что что-то не так в юридических речах.

Мы предлагаем вернуться к истокам. Вернуться к тому, что риторика изначально была инструментом для юридических споров. Сегодня необходимо в одну руку взять Уголовно-процессуальный кодекс, в другую учебник по риторике и наконец-то увидеть ту пользу, которую может принести практикующему юристу это совмещение.

Роман МельниченкоТренер адвокатов и профессиональных медиаторов, кандидат юридических наук, доцент
Связаться