Роман Григорьевич Мельниченко, к.ю.н., тренер адвокатов и профессиональных

медиаторов, кандидат юридических наук, доцент

Как найти общий язык с юристом

Как заговорить на одном языке с тем, кого юрист хочет убедить

Как подбирать индивидуальный ключ к реципиенту

Групповые топосы судей

Топос — это основа для убеждения. Рассматривая современный юридический процесс через призму этого тезиса, можно выдвинуть две гипотезы. Первая, юристы в юридическом процессе использует топос, так как известны случаи, когда удавалось кого-либо убедить. Вторая, юристы пренебрегают топосом, так как известно крайне мало случаев, когда в современном юридическом процессе удавалось кого-либо убедить.

Введение в топос.

Топос – это общее место. Общее место между оратором (убеждающим) и реципиентом (убеждаемым). Механизм работы топоса схематично можно представить так, два пересекающихся круга. Содержание одного круга обозначает все жизненные позиции убеждающего, а содержание второго — реципиента. Соответственно все те позиции, которые находятся вне пересечения площади кругов, являются различными у оратора и у реципиента, а в зоне пересечения — общими. Соответственно пространство, обозначающее позицию убеждающего обозначим буквой А, позицию реципиента буквой Б, а их общую позицию буквой В. Например, представим, что оратором является адвокат, а реципиентом прокурор. Позиция адвоката в том, что к его клиенту следует применить условную меру наказания, находится на непересекающийся части кругов в «адвокатской» зоне А. Позиция же прокурора – к подсудимому следует применить реальную меру наказания, находится в «прокурорской» зоне Б. Позиция же адвоката в том, что следует соблюдать порядок в судебном заседании, находится в зоне пересечения кругов и потому, одновременно является и позицией адвоката и позицией прокурора, зона В. Топос на этой схеме — это зона пересечения кругов, то есть буквально «общее место». В этой зоне находятся позиции, одинаково разделяемые и адвокатом и прокурором. При отсутствии этих общих мест убеждение невозможно. В русском языке это обозначается следующей метафорой: «Они говорят на разных языках»;. Соответственно, договориться, то есть прийти к общей позиции в этом случае невозможно. Но топос, это только основа убеждения, но не всё убеждение. Забегая немного вперёд, продемонстрируем механизм убеждения, который всегда основан на топосе. Например, тезис нашего оратора-адвоката: «К клиенту следует применить условную меру наказания», — не разделяется судьёй. Зато тезис: «Обжалование приговора — это неприятность» — входит в сферу топоса и адвоката и  судьи. Для адвоката потому, что это лишние хлопоты, для судьи, потому, что в случае возможной отмены приговора, будет зафиксирован «судебный брак». Адвокат производит операцию связывания, например, следующим образом: «Условная мера наказания — это отсутствие жалобы на приговор». Очевидно, что отсутствие топоса, сделало бы эту операцию убеждения невозможной.

топос_АКБ

Идентификация топоса.

Для того чтобы начать целенаправленно использовать топос для убеждения, необходимо его идентифицировать, то есть научиться его вычленять. Дадим следующее операциональное определение топоса, топос — это спорное, но разделяемое реципиентом убеждение. Ключевой признак топоса в этом определении тот, что топос — это убеждение. Убеждение — это элемент мировоззрения реципиента. Это то, что реципиент в данный момент считает истинным. В свою очередь, убеждение обладает таким качеством как известность реципиенту. Например, если судья не знает, что каждый вынесенный им несправедливый приговор ухудшает его карму, это не может стать его убеждением. Так же не будет идея «кармы» его убеждением, если он знает про концепт «карма», но не считает эту идею истиной. В качестве примеров, демонстрирующих виртуозный навык идентификации топоса, мы будем приводить кейсы великого отечественного ритора, присяжного поверенного Фёдора Никифоровича Плевако. Адвокат Ф.Н. Плевако, выступая в провинциальном суде, договорился со звонарем местной церкви, что тот начнет звонить к обедне с особой точностью. Речь Плевако продолжалось несколько часов, и в конце адвокат воскликнул: «Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение»! И тут зазвонили колокола. Присяжные заседатели перекрестились. Данный кейс демонстрирует верную идентификацию топоса реципиента. Подобный топос можно концептуализировать так: «Высшие силы дают знаки людям». Второй признак топоса — это его спорность. Топос существует только в антиномии. То есть любому убеждению, лежащему в основании топоса, легально противостоит противоположное убеждение. Например, убеждение в том, что два плюс два в сумме даёт четыре, является для реципиента истиной, но не является топосом, так как подавляющее большинство людей не знает, что это истина только в десятичной системе счисления. Чтобы продемонстрировать то, что истина является топосом только в случае её спорности, исследуем следующий юридический топос «Закон суров, но это закон (Dura lex, sed lex)».

То, что эта истина является спорной, прекрасно продемонстрировал Ф.Н. Плевако, пожалуй, в самой известном своём деле «Старушка и чайник». Суд рассматривал дело старушки, которая украла жестяной чайник стоимостью 30 копеек. Прокурор в своей речи указал, что частная собственность священна, так как на этом принципе основывается мироустройство. Аргумент прокурора был основан именно на топосе Dura lex, sed lex. То есть не важен размер ущерба, важно строгое соблюдение правовых норм, даже если это соблюдение может оказаться жестоким. Плевако произнёс следующую защитительную речь: «Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь… Старушка украла старый чайник ценою в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно…». В этом случае топосу «Закон суров, но это закон» был противопоставлен антиномичный топос «Милосердие выше закона». Присяжным был предоставлен выбор между этими двумя антиномичными (противоречащими) топосами и они его сделали.

Сжатие юридического топоса

Нахождение топоса – эта первая, но не единственная задача убеждающего. По степени разделённости между людьми, топосы необходимо разделить на три вида: общие, специальные (групповые) и индивидуальные. Общие топосы — это общие места большинства людей. Примером подобного топоса служит топос погоды. Если вы заговорите о погоде с попутчиком то, скорее всего, разговор будет поддержан. Но невозможно использовать топос погоды, в качестве базы для убеждения судьи в невиновности подсудимого. Для того, чтобы убеждать, необходимо «сжимать» топос. Сжимать топос, значит подбирать его для конкретной аудитории.

Для этого подойдут специальные топосы. Это топосы, разделяемые определённой группой. Для демонстрации сжатия топоса до специального идеально подходит следующая судебная речь присяжного поверенного Ф. Н. Плевако, которую мы уже приводили в качестве примера, демонстрирующего важность риторики вообще и топоса в частности. Русский помещик уступил крестьянам часть своей земли, никак это юридически не оформив. Через несколько лет он передумал и отобрал землю обратно. Возмущённые крестьяне устроили беспорядки. Их отдали под суд. Жюри присяжных состояло из окрестных помещиков. Весь процесс адвокат Ф. Н. Плевако молчал, а в конце потребовал наказать крестьян как можно более строго. — «Зачем»? — не понял председательствующий судья. — «Чтобы навсегда отучить крестьян верить слову русского дворянина»! – ответил адвокат. Предложим свою реконструкцию поиска специального топоса Фёдором Никифоровичем. Он увидел, что большинство членов жюри присяжных – представители дворянского сословия. Обвиняемые покусились на экономическую основу существования этой социальной группы – их поместья. И тогда адвокат мог задать себе следующий вопрос: «Что для дворян важнее их поместий? ». Ответ напрашивается следующий – их статус, в котором на первом месте не экономические, а этические ценности, которые «оберегаются» словами «долг» и «честь». Честь – это сжатый топос вокруг именно этой социальной группы. Этот топос отличает дворянство от других сословий: купеческого, крестьянского, мещанского. И Плевако своей речью поставил дворян перед выбором, что для них важнее – экономическое благополучие или дворянская честь?

АКБ_Мельниченко

Топос судьи

Для проведения процедуры сжатия топоса, необходимо для начала определиться, вокруг, кого этот топос должен сжиматься. Кто реципиент, кого необходимо убедить? Анализируя речи большинства российских адвокатов, складывается впечатление, что их реципиенты все, кто их слушает: клиент, прокурор, судья, зрители, потерпевшие, конвоиры и т. п. Но в современном уголовном процессе есть только один субъект, который может принимать значимые для адвоката решения – это судья. Именно топос судьи должен распознаваться. Итак, перед участниками уголовного процесса основной реципиент – судья. Судья сегодня, это один человек, а значит, для успешного убеждения, возможно, применить все три типа топоса, но по возможности сжимать топос до индивидуального. Для использования специального топоса, необходимо определить, что является «общим местом» для всех представителей судейского сообщества.

Вопрос сложный, так как одним из явлений специальных (групповых) топосов является их сокрытие. Это происходит не специально, а на иррациональной уровне. Поиск общего топоса судей – весьма благодарное, но архи трудное занятие. Предложим гипотезу о наличии в судейском профессиональном сообществе такого топоса, как «недопустимость судебного брака». Под судебным браком здесь понимается вынесение судьёй решения, которое отменяется затем вышестоящей инстанцией. Этот топос уже был продемонстрирован в начале статьи, да и адвокаты и прокуроры, судя по их речам в уголовном процессе, догадываются о нём и активно его используют.

Индивидуальный топос – это индивидуальная позиция судьи. Для судьи, как человека она самая важная. В случае противоречия общего и индивидуального топоса, судья всегда выберет индивидуальный. Вот как адвокат Ф. Н. Плевако переключил судью с общего топоса на индивидуальный. Часто Плевако начинал свою речь в суде фразой: «Господа, а ведь могло быть и хуже». Однажды Плевако взялся защищать человека, изнасиловавшего собственную дочь. Зал ждал, с чего начнет адвокат свою защитительную речь? Плевако хладнокровно произнес: «Господа, а ведь могло быть и хуже». И тут не выдержал сам судья. «Что,- вскричал он,- скажите, что может быть хуже этой мерзости? «Ваша честь,- спросил Плевако,- а если бы он изнасиловал вашу дочь?». Плевако переключил судью с общего топоса: «Нет ничего хуже, как вступать в половую связь со своей дочерью», на индивидуальный топос судьи: «Нет ничего хуже, как изнасилование моей дочери». И в этом в индивидуальном топосе, поступок клиента Плевако выглядел уже менее мерзким. В индивидуальный топос входят: эмоциональные и конечные ценности. Эмоциональные ценности (хобби, увлечения), это то, от чего судья получает положительные эмоции. Например, довольно часто судьи-женщины увлечены детьми. И этот топос важно учитывать в бракоразводных процессах. Покушения на некоторые ценности так же связаны с топосом. Например, если судья увлечён автомобилями, этот топос необходимо учитывать при разбирательстве дел связанных с кражами или угонами автотранспортных средств. В заключении, наметим дальнейшие пути работы с топосом. Идентификация и подбор топоса влияет на аргументацию. Аргументы, которые воздействуют на судью, это аргументы, вытекающие из топоса. Из разных топосов вытекают различные аргументы. Знать топос – это первый шаг для подбора «железного аргумента» к конкретному судье в конкретном деле.

Узнайте больше про 5 Мифов об SMM

Роман МельниченкоТренер адвокатов и профессиональных медиаторов, кандидат юридических наук, доцент
Связаться