Типография

«Zapping» (практика переключения каналов телевизора на дистанционном пульте) накладывает отпечаток и на наши читательские привычки. Мы смотрим телевизор, переключая каналы с одного на другой. Листая журналы и газеты,  перепрыгиваем с одного впечатления к следующему. И если ничто не возбуждает наш интерес в течение нескольких секунд, мы уходим.

Донести мысль в плоскости

От изображений невозможно убежать, потому что они включают наши эмоции с первого взгляда. Или не включают вообще. Если же речь идет о превращении размытых впечатлений в конкретную информацию, которая, если правильно понята, превратится в знания, то в этом мы зависим от типографии. Самое короткое определение понятия типография, которое я знаю – это «инсценировка сообщения в плоскости». Экран или страница журнала, веб-страница с анимированными строками — это всегда они, типографические критерии, отвечающие за согласованность.

Серьезное не должно быть скучным

Типография застенчива. Ее сила в том виде, когда она абсолютно не бросается в глаза. Её дизайнеры не получают наград, потому что остаются на заднем плане наблюдать за своим скромным вкладом в мир читателей. Однако эта сдержанность не должна превращаться в серые монотонные потоки текста, которые нам знакомы из публикаций, претендующих на серьезность и объективность. Учёные и инженеры известны своей подозрительностью к любому виду дизайна, который может быть признан как таковой. Серьезное не обязательно должно быть скучным, но ведь и уродство плохо продается.

С другой стороны, есть примеры дизайна, первостепенная задача которых – показать, на что способен дизайнер за компьютером и тем самым, оказать медвежью услугу содержанию и не оправдать ожиданий читателя.

Он рано или поздно спишет со счета авторов, которые не обладают чувством юмора и переносят это качество на дизайн своих печатных изданий. Справедливости ради нужно заметить, что уходят и те, кто слепо следует моде в графическом дизайне. Эти дизайнеры нарушают правила, которых никогда не знали и при этом им наплевать на коммуникацию.

Наследство Гутенберга

Многие правила типографии были сформулированы в Германии. Ведь именно там Йоганн Гутенберг (Johannes Gutenberg) изобрел в 1439 в г. Майнц способа книгопечатания с помощью подвижных и заменяемых элементов – литер. Это открытие быстро распространилось в Европе. Уже в 15-м веке изобретение Гутенберга применялось от Антверпена до Венеции, с улучшениями и изменениями в местных условиях. Немецкие специалисты путешествовали по соседним странам с know-how и необходимым оборудованием.

Для итальянцев буквы, привезенные с севера, оказались слишком строгими и черными, поэтому они разработали шрифты, которые мы сегодня называем Antiqua, потому что их корни уходят к римским начертаниям. Наш нормальный книжный шрифт выглядит сегодня точно так же, как и 500 лет тому назад: безукоризнен, технически он распространяется со скоростью света и доступен на каждом персональном компьютере.

Благодаря изобретению Гутенберга, немецкие печатники долгое время имели преимущество. Производители печатных машин Heidelberg, Manroland и König & Bauer до сих пор владеют 80% на мировом рынке. Шрифтолитейные заводы Berthold, Bauer, D. Stempel или Linotype не заливают больше буквы старомодным способом, но  все еще задают тон своими шрифтами в мире печатных изданий.

Берлин – один из центров изобретения шрифтов

Сегодня шрифты – это цифровые данные, распространяемые как фонты (Font). Первым предприятием посылочной торговли фонтов стала фирма FontShop в Берлине в конце 1980-х годов. Благодаря фирме, связанной с дизайнерами новых шрифтов во всем мире, Берлин стал один из центров изобретения шрифтов, центром развития новых программ и технологий. В Германии, помимо Голландии и США, на сегодняшний день трудится наибольшее количество дизайнеров шрифтов и типографов. Наследство Гутенберга в хороших руках. Нормы в этой отрасли постоянно подвергаются тщательному пересмотру, их приспосабливают к новым СМИ и коммуницируют по всему миру. При этом немаловажную роль играют германские издательства и высшие учебные заведения, в которых обучаются студенты со всего мира.

Развитие техники заставляет время от времени пересматривать старые нормы. Удивительно, нормы типографии выжили почти без потерь, несмотря на все сюжетные и технические изменения в СМИ. За 500 лет у нас накопились привычки, которые даже и монитор не может игнорировать. Шрифты выглядят точно также как раньше, по крайней мере, для нетренированного глаза. И это сковывает свободу действий дизайнеров шрифтов, потому что малейшее отклонение воспринимается в штыки.

Облачение языка

Мне часто задают вопрос о том, есть ли будущее у типографии, ведь на нас ежедневно обрушивается все больше изображений, никто больше не читает длинные тексты и всё должно находиться в движении. Не будем ли мы скоро просто читать пиктограммы и смотреть короткие фильмы? Помимо того факта, что сегодня существует как никогда огромное количество книг и журналов и того факта, что мы на экране прежде всего читаем шрифт. Мощный поток изображений является главной причиной того, что мы охотнее всего полагаемся на печатное слово. Единственное, что действительно изменилось за последние годы это то, что сегодня возможностям техники нет предела. Ни один дизайнер не может сослаться на невозможность реализации. Мы имеем доступ ко всем существующим изображениям и можем создавать новые, доселе невиданные. Каждый день к 35 000 существующим шрифтам добавляются новые. Мы имеем возможность визуализировать в течение секунды и с идеальной точностью то, что мы создаем, и сразу же разослать это по всему миру.

Шрифт – облачение речи

До тех пор, пока мы не общаемся друг с другом посредством хрюканья и клокотания, до тех пор нам будут нужны шрифт и типография, чтобы найти выражение для малейших нюансов мышления и речи.

Автор статьиШАТАЛОВА МАРИЯ
Специалист по созданию адаптивного визуального контента.
СВЯЗАТЬСЯ
Masha Shatalova